Как и в большей части Индонезии рис является основой еды. Так сложилось и в Торадже. Почему - объясняется в тораджийском мифе о сотворении человека.

При создании первого человека, который кстати, был женщиной, верховный бог создал предков риса, хлопка, бамбука, дождя и железа. А еще предков кур и буйволов. Первые должны были служить человеку. А вторые были созданы для того, чтобы человек приносил их в жертву этому самому богу.

Если в Торадже готовятся овощи или мясо, все это обязательно едят с рисом.

Согласно Алук Тодоло человек, буйвол и рис – это символический треугольник. В мирное время человек ест рис. В печальное режет буйволов.

В древности запрещалось есть рис на похоронных церемониях. Он был причислен к стихии востока. Его заменяли кукурузой, кассавой или бананами.

А в течение особых в церемонии дней то мангинта, особый плакальщик, должен воздерживаться не только от риса, но еще и от приготовленной пищи.

Сейчас такой запрет соблюдает только самый близкий родственник покойного – жена, муж или кто-то из детей. Считается, этот человек сильно связан со стихией смерти. И если он съест рис, символизирующий жизнь, то совершит святотатство.

У тораджийцев есть примета, что в один прием пищи нельзя есть продукты, полученные на церемониях востока и запада. Например, смешивать еду, которую вам подарили на свадьбе и на похоронах. Или на новоселье и похоронах.

Если спросить почему, то вам скорее всего просто расскажут об одном тораджийце, который принес домой рис с церемонии рамбутука и съел его с мясом, полученным на церемонии рамбу соло. Съел и умер.

Рис в Торадже бывает нескольких разновидностей. Белый, обычный, красный. И даже черный, который используется для пудингов.

Искуственное орошение позволяет собирать с одного рисового поля два урожая в год.

Рисовые зерна кладут в небольшой мешочек и погружают в воду, чтобы они проросли. Подсушенные зерна высаживают на рассадочную грядку. А через несколько недель высаживают в поля.

Когда рис поспел, его собирают женщины. И в течение каждой стадии выращивания риса, тораджийцы проводят ритуалы, посвященные плодородию и развитию.

Одно из самых популярных блюд, которые тораджийцы готовят во время церемоний - папионг или мясо в бамбуке. Для такого блюда можно брать любое мясо. Кроме самого мяса необходима мука, сырое куриное яйцо, лук, перец и множество местных приправ.

Масса тщательно перемешивается и складывается  в ствол бамбука. Если мероприятие большое и папионга надо приготовить очень много, берется просто мясо с приправами. После этого нашпигованный бамбук   ставят на огонь и готовят примерно на час.

По прошествии времени, ствол достают из огня, разламывают и вынимают из него уже готовое блюдо.

Ну а если гостей много, а сил мало, то тораджи не церемонятся. Они просто берут мясо буйволов, забитых на дворе перед тонгконаном. Устанавливают тут же в нескольких метрах котел. И просто варят это мясо.

Подают это мясо с обычным вареным рисом на бумажных тарелках. Гостей на церемонию может собраться так много, что ложек и вилок не напастись. Поэтому едят все очень просто руками. Но всем вкусно.

Убивать буйволов страшно. Убивать буйволов массово на праздничном поле при большом скоплении народа еще страшнее.

Но современные тораджийцы не делают из этого ажиотажа. Они практично и рассудительно объясняют эту необходимость тем, что прокормить нужно и гостей, прибывших на похороны и односельчан, которые помогали организовывать похороны.

Поэтому при разделе буйволиного мяса ни один человек так или иначе поучаствовавший в мероприятии и почтивший память усопшего, не будет обделен. Мясо разделано и от поля, где еще утром беззаботно щипали травкй буйволы тянутся вереницы мальчишек, несущих родителям мясо, которое можно будет есть еще несколько дней.

На тораджийских праздниках востока таких, например как свадьба и новоселье используется свинина.

Свиньи предназначенные для дара счастливым владельцам нового дома, доставляют в подарочной упаковке. Для свиньи сооружаются специальные носилки, на которых она будет транспортироваться до праздничного тонгконана. Для украшения используется и красная ткань, и бисерные тораджийские украшения – маник-маник.

Но как бы ни была красива свинья – все равно ее ожидает неизбежная участь быть зарезанной и попасть на праздничный обед.

Есть еще одна азиатская традиция, популярная в торадже. Хотя более популярна она осталась разве что среди тораджийских бабушек. Это жевание бетеля.

В основном в деревнях бетель жуют бабушки. Они верят в то, что бетель улучшает состояние зубов. Достоверных данных на этот счет нет. Зато точно известно, что он красит зубы в красный цвет, который довольно трудно вывести.

На церемониях часто на боках тораджиек можно увидеть небольшие сумочки. Изначально в них переносился бетель. Но с тех пор как его жевание стало привычкой бабушек, тораджийки носят в них мелкие радости для гостей. Для женщин и детей – конфеты, для мужчин – сигареты любимой в Индонезии разновидности – кретек.

Обычно для жевания берут плод бетеля, листья и гашеную известь. Иногда для усиления вкуса добавляют гвоздику или кардамон. Гашёная известь используется для того, чтобы сохранить активные вещества, позволяя им проникнуть в кровеносную систему. В аюрведической медицине бетель известен как афродизиак. Его отвар и настой также иногда пьют как антибиотик.

Но длительное применение бетеля приносит не такие уж полезные эффекты. Чернеют зубы и могут воспалиться дёсны. У жующих бетель слизистая оболочка рта приобретает характерный тёмно-красный цвет и сморщивается. Жевание бетеля увеличивает риск развития одной из форм рака ротовой полости.

Но тонизирующий эффект помноженный на низкую стоимость продукта оставляет все страхи позади.

У бетеля свежий перечный вкус с горчинкой.

Пережевываемый бетель - тонизирующее средство. Активизирует так же как это может сделать чашка кофе.

Листья бетеля в Торадже считаются посредниками в контакте с богами и используются для подношения богам.

Когда жених тораджиец шел свататься к невесте, он приносил бетель. Если бетель принимали, это значало, что предложение было принято.

А в одном из тораджийских мифов о законах семейного родства фигурирует бетель. Верховный бог тораджей Пуанг Матуа, решив покарать людей за кровосмесительные браки, устроил всемирный потоп. Уцелевший тораджиец Лондонг ди Ланги спросил у бога, какие правила относительно кровного родства он должен соблюдать.

Пуанг Матуа ответил туманно, потребовав посадить в землю шесть разрезанных плодов бетеля. Первый плод Лондонг посадил целым, но тот не пророс. Второй он разрезал на две части. И он тоже не пророс. Третий был разрезан на четыре части, четвертый на шесть частей. Они проросли, но растение не выросло. Проросли и дали жизнь растению только два последних плода, которые Лондонг разрезал на 8 и 12 частей.

Целый бетель символизировал родных брата и сестру, которые не могли бы дать хорошего потомства. Разрезанный пополам – двоюродных сестру и брата. Эта степень родства была запрещена. Третий и четвертый плод – был троюродными и четвероюродными кузенами. Для них был разрешен брак только в случае, если они проводили особую искупительную церемонию. А для мужчин и женщин состоящих в еще более отдаленной степени родства брак разрешался.

Рыба – еще один любимый продукт тораджей. Причем в некоторых местах ее так много, что ловить рыбу можно в прямом смысле слова – руками.

Тораджийцы, владеющие большими рисовыми полями стараются найти место для небольшого искусственного пруда, где можно разводить рыбу. Дальше технология простая – залезаешь в воду и ловишь руками.

Но зевать не нужно. Потому что часто вода в таком пруду может вызвать нешуточную аллергию.

Искать в Торадже какую-то кулинарную экзотику было бы делом неблагодарным. Рис, мясо и овощи – основная еда. Продукты тушатся или варятся.

Тораджийцы считают поедание любой сырой пищи – делом очень подозрительным. Более того – признаком несдержанности. Батитонг – люди одержимые злыми духами тоже поедали сырую пищу. И ни о чем хорошем это не говорило.

Есть в Торадже и экзотическая традиция. Здесь едят собак. Кстати, в Индонезии едят собак не только в Торадже, но и в других немусульманских регионах. Едят в Манадо, едят на Бали. Мусульманам собак нельзя, потому что Ислам считает их нечистыми животными.

Помимо некоторых регионов Индонезии в мире собачье мясо считается обычным продуктом питания. Собак едят в Китае, Корее, Тайване, Вьетнаме, Филиппинах, Лаосе, Камбодже, Таиланде, Конго, Гане.

Мясо собаки в Торадже было в основном едой для местной бедноты. А для знатных тораджийцев существовал запрет на поедание собак.

Просто убить собаку и съесть – грех. Поэтому, чтобы не нарушить традиции предков тораджийцы молятся перед тем как умертвить ее. Они обращаются к духам предков с объяснением того, что животное умерщвляется не для забавы, а потому что необходимо как пища. Духов предков благодарят за ниспосланную пищу и стараются одним ударом закончить жизнь животного, чтобы оно не мучалось.

Дальше – приготовление такое же как и для любого другого мяса. Например, свинины. Тушку опаляют над костром, освобождают от шерсти, разделывают.

Тушат собаку на медленном огне. Добавляют очень много специй. Говорят, для того чтобы убрать характерный собачий запах.

Китайцы и другие жители Азии воспринимали мясо собаки отнюдь не только как просто еду. Оно считалось очень полезным для ян — мужской, горячей, экстравертной составляющей человеческой натуры — в противовес женской, холодной, интровертной инь. Считалось, что это мясо разогревает кровь, и потому оно наиболее активно потреблялось в зимние месяцы.

Многие собакоеды со стажем говорят, что если съесть собаку, то в желудке еще долго ощущается специфическое тепло. На самом деле непонятно, идет ли это тепло от собачьего мяса или это просто жжение от огромного количества специй, которыми эту собаку сдабривают.

Употребляли в пищу собак и народы, в свое время покинувшие Азию и переставшие с ней ассоциироваться.

Индейцы пересекли Берингово море, захватив с собой собак. После чего они расселились на просторах Северной Америки. Когда европейские исследователи и поселенцы прибыли в Новый Свет, они насчитали семнадцать разновидностей собак, многие из которых выращивались индейцами специально на убой.

Среди индейцев питались собаками ирокезы, некоторые племена алгонкинов, а также индейцы-юта, которые готовили и ели собачатину, прежде чем приступить к исполнению священных ритуальных танцев.

Во времена Христофора Колумба единственными домашними животными на территории сегодняшней Мексики были индейки и собаки. Согласно хронике XVI века, оба вида мяса подавались на стол в одной тарелке.

Другие жители это планеты - полинезийцы откармливали так называемых собак пои, которых держали на растительной диете. Наряду со свиньями собаки были одним из "мясных" животных, доставленных на примитивных парусных судах на острова, известные сегодня как Гавайи, с Таити и Маркизских островов.

В начале 19 века на Гавайях по большим праздникам с участием местных монархов нередко моряков из Англии и Соединенных Штатов только для одной трапезы забивалось от 200 до 400 собак.

Поэтому в этой традиции тораджи не одиноки.

Если на огонек забредет какой-нибудь бедный односельчанин, за которым некому ухаживать и у которого нет детей, то он получает свой кусочек. В Торадже как и в другой общинной культуре очень развита взаимовыручка, поэтому своих тут в беде не бросают.