Трудно представить народ, который бы пел и танцевал на похоронах. Тораджи преодолевают любые представления о невозможном. Хотя и песни и танцы здесь особые. Они призваны напомнить о жизненном пути умершего, вспомнить его заслуги и добрые дела.

Мабадонг – это одновременно и танец и песня. Можно было бы назвать его хороводом. Он исполняется в кругу.

В кругу есть запевалы, которые распределяются по сторонам света и поют главный текст песни поочередно. Запевалы мабадонга лучше всего знают ритуальный текст.

За куплетом следует припев, который подхватывают все участники. Дальше следует очередь другой группы запевал.

Участники ритуала сцепляются мизинцами и раскачивают руками в такт песне.

Ноги тоже используются в танце. Во время мабадонга артисты переступают выставляя вперед то правую ногу, то левую. А весь круг движется против часовой стрелки.

Исполняют мабадонг в основном мужчины. Хотя женщинам могут присоединиться тоже. Но как правило в момент ритуала женщины заняты приготовлением кофе и печенья участникам.

Участников может быть от трех человек до нескольких сотен человек. Главное чтобы их могло вместить поле для мабадонга.

Тораджи считают, что проводить мабадонг вне траурных мероприятий – грех.

Мабадонг проводят и днем и ночью. Традиционно принято устраивать мабадонг в каждую ночь в течение которой идет траурный фестиваль. У Тораджей он может длиться от одного дня до девяти дней или даже до бесконечности.

Ночной мабадонг – более зрелищный. На горные долины спускается таинственный мрак и тишина. И голоса певцов разносятся далеко по округе.

Но такой мабадонг для более выносливых. Ночная прохлада дает о себе знать в высокогорных деревушках. Для борьбы с ней тораджийцы кутаются в традиционные саронги.

Другой способ согреться – пить туак. Туак это пальмовое слабоалкогольное вино. Хотя его наливают из фляжек и чайников по стаканам, он настолько слабый, что не дает строю стойких тораджийцев поредеть.

Тораджи поют молебен о душе покойного, о его заслугах.  Как он жил, как он заработал уважение, что делал. Рассказывается вся биография человека. От рождения и до самой смерти.

Ставят в пример молодым заслуги покойного. Организация работы школы, помощь соседям, испытывающим недостаток урожая, предоставление соседям в долг инструментов, техники для сбора урожая, помощь соседям в проведении похоронной церемонии – все это упоминается.

На самом деле тораджийцы большие шутники. Они стараются найти комичном во всем. Даже в таком священном мероприятии как ритуальный похоронный танец.

Пока мужчины поют, женщины приносят угощение и ставят его в центр круга. Мужчины смотрят жадными глазами на угощения. И вот уже всем не терпится сделать паузу, сесть на землю, выпить кофе или туак, съесть печенье. Но песня еще не закончена. Прерывать ее нельзя.

И вот, когда песня близка к своему завершению какой-нибудь озорной запевала может вставить в речитатив мабадонга примерно такой текст: «Спасибо богам за все милости, которые нам посланы. И за кофе спасибо, которые вот прямо сейчас нам принесли, и за печенье спасибо, и за туак спасибо, и за сигареты спасибо... Как же хочется поесть. Давайте уже сделаем перерыв».

Часто в центре круга в мабадонге участвует то минаа - тораджийский священник традиционной религии. Он решает какой стороне запевать и подбадривает всех участников коллектива.

Пока идет мабадонг члены семьи и близкие друзья обходях всех, кто поет в кругу и разносят небольшие угощение. Мужчинам достаются сигареты, женщинам – конфеты.

Иногда на мабадонг приглашается профессиональный коллектив певцов. Такие аритисты оплачиваются от 2 до 10 долларов за человека. Иногда получают оплату целым буйволом.

Такие коллективы часто выглядят и поют более ярко, чем соседи покойного. Профессионалы надевают специальную униформу и поют более слаженно.

Но в любой момент такой коллектив могут разбавить любители, знавшие покойного и привносящие в хор частичку своей души.

Если тораджи участвующие в мабадонге видят поблизости заинтересованного туристы, они не стесняются пригласить его в свой круг. Участие человека со стороны никак не может разрушить этой священный круг. Более того, каждый поющий и каждый танцующий здесь человек – это и честь и гордость для покойного, который вот вот уже отправится на небеса.

И чем красочнее и ярче будет фестиваль устроенный во славу усопшего, тем больше сил у него будет на долгий путь в царство небесное.